закрыть

Москва и Московская область (140)

Санкт-Петербург и область (39)

Алтайский край (31)

Астраханская область (9)

Башкортостан(Башкирия) (35)

Белгородская область (18)

Брянская область (13)

Бурятия (24)

Владимирская область (22)

Вологодская область (17)

Воронежская область (20)

Ивановская область (13)

Калининградская область (12)

Калужская область (27)

Карелия (16)

Кировская область (28)

Костромская область (16)

Краснодарский край (31)

Красноярский край (47)

Курская область (27)

Липецкая область (15)

Нижний Новгород и область (54)

Новосибирск и область (24)

Оренбургская область (29)

Орловская область (19)

Пензенская область (16)

Псковская область (8)

Ростовская область (30)

Рязанская область (27)

Самарская область (27)

Саратовская область (28)

Сахалин (16)

Екатеринбург и область (48)

Смоленская область (29)

Ставропольский край (24)

Татарстан (1)

Тверская область (40)

Томская область (16)

Тульская область (24)

Тюменская область (44)

Ульяновская область (21)

Уральская область (4)

Хабаровский край (13)

Хакасия (2)

Челябинская область (31)

Ямало-Ненецкий АО (6)

Ярославская область (13)

Регистрация
×

Декриминализация домашних побоев: как было, есть и будет

Поделиться:

Проблема насилия не та проблема, которая сегодня существует, а завтра вдруг исчезнет. Люди по всему миру борются с ней десятилетиями. В августе 2016 года Анна Ривина и Мари Давтян запустили первое в России приложение с красной кнопкой, а в ноябре открылся информационный портал «Насилию.нет». Foxtime поговорил с Анной Ривиной, кандидатом юридических наук, руководителем проекта «Насилию.нет», о специфике борьбы с домашним насилием в России и за рубежом, а также о том, к чему приведет декриминализация этого явления 

Как родилась идея проекта?

Полтора года назад вышла история Анны Жавнерович, журналистки, рассказавшей о том, как молодой человек избил ее, когда они решили расстаться. Я была в абсолютном шоке. Это не какая-то маргинальная история, происходящая где-то очень далеко в семье алкоголиков или женщин, которые якобы сами виноваты.

На тот момент я была в Израиле и заметила, что там в женских туалетах любых общественных заведений есть информация на четырех языках о том, куда можно обратиться за помощью. В России я такого никогда не видела. Начала смотреть, что выскакивает в Яндексе по запросу “домашнее насилие”. А там ссылки на порталы типа “леди-мейл-точка-ру”, какая-то абсолютно разрозненная информация. Забила подобное сочетание на английском языке, и открылось огромное количество сайтов, где все централизовано и понятно изложено по праву, психологии. Очевидно, что проблема у нас есть, но нет ни одной информационной площадки. Я поняла, что женщину могут побить, а она окажется без поддержки. У меня кровь застыла в жилах от бешенства. Не только потому, что я женщина. А еще и от того, что человек, находясь в отношениях с близкими, на мой взгляд, должен чувствовать себя безопасно и комфортно, а происходит наоборот.

Одна женщина пожертвовала нам пятьдесят тысяч рублей. Когда-то она сама столкнулась с домашним насилием. У нее был мужчина, полицейский, и во время ссор он приставлял ей к виску пистолет

Цель нашего проекта - развивать нетерпимость к насилию в обществе и сделать так, чтобы женщины не боялись об этом говорить и ни в коем случае не винили себя в произошедшем. Я долго об этом думала, начала читать про домашнее насилие, знакомилась с зарубежным опытом. В том же Израиле я начала узнавать про кризисные центры. Оказывается, во всем мире есть закон против домашнего насилия. Через месяца три увидела новость: полицейский изнасиловал девушку, а его коллеги отказались принимать у нее заявление. На “Дожде” выступала Мари Давтян, которая вела это дело. Я написала ей в фейсбуке, что никогда не занималась проблемой насилия, но меня это очень возмущает. Так мы начали работать над проектом вместе. Грантов получить не удалось и мы приняли участие в Хакатоне, где разрабатывали приложение для борьбы с насилием. В жюри была Алена Попова, которой понравился проект, мы заняли с ним второе место. Алена пообещала привлечь внимание к нашей инициативе. Так оно и вышло: у нас появились знакомства, нам помогли провести благотворительный аукцион, на котором мы собрали деньги для полноценной разработки. Одна женщина пожертвовала нам пятьдесят тысяч рублей. Когда-то она сама столкнулась с домашним насилием. У нее был мужчина, полицейский, и во время ссор он приставлял ей к виску пистолет.

Самое главное - мы создаем сайт, где будет вся информация и по праву, и по психологии, и куда обращаться, что делать. Мы знаем, что женщины месяцами ищут информацию о кризисных центрах в их регионе и ничего не находят. Если нужен IL PATIO, можно зайти на их сайт и увидеть список всех заведений. Ну а если тебя побил муж?

Во время создания приложения мы бредили идеей сайта, подавали заявки на гранты для его разработки. В какой-то момент поняли, что денег от государства не будет. И вот, сидя ночами, выходными, мы собирали сайт. А 25 ноября, в международный день борьбы с насилием над женщинами, мы его запустили.

Есть какая-то неофициальная статистика по домашнему насилию?

Нет, ее нет. Очень высок порог латентности этих преступлений. Люди не рассказывают о таком. Разные эксперты, основываясь на разных исследованиях, говорят, что порядка 70-80 случаев из 100 оказываются в тени. Если говорить о статистике, которую предлагает центр “Сестры”, то только 12% жертв сообщают о том, что с ними произошло, правоохранительным органам. Официальная статистика не отображает полных масштабов, но даже она ужасает: 40% всех тяжких преступлений происходит в семье. Можно сказать, что ситуация намного ужаснее ужасной.

Как закон о декриминализации домашнего насилия повлияет на ситуацию?

Закон о декриминализации приведет не только к усугублению ситуации в правовом плане, но и в плане общественного восприятия. А помимо женщин есть две другие уязвимые группы: дети и пожилые люди. Для них вторая ступень закона, уголовное рассмотрение просто выпадает. Сложно представить ребенка или пенсионера, который самостоятельно сможет затеять частное обвинение. Это практически невозможно. Дети зачастую вообще не имеют возможности кому-то рассказать о насилии. Законодатели с трибуны защищают право родителя наносить побои детям, и им за это не стыдно. Говорят, что декриминализация укрепит отношения в семье. Это не так. В семейном кодексе есть статья 77, в соответствии с которой органы опеки могут без решения суда забирать детей. Только потом они подают иск и решается вопрос о лишении или ограничении родительских прав. То есть вопрос декриминализации здесь вообще не стоит. Мы должны понимать, что Россия не уникальна. Проблема домашнего насилия одинаково остро стоит везде. И в странах с прогрессивным законодательством, и в странах с отсталым. Везде бьют людей. Вопрос в том, как на это реагирует государство, какие созданы правовые механизмы защиты и как общество пытается пойти вперед.

Что происходит с профилактикой насилия за границей?

В Америке, которая очень далеко за океаном, есть система судебного и охранного ордера. То есть человеку могут запретить приближаться к другому и взаимодействовать с ним. Если агрессор игнорирует запрет, он совершает преступление против государства, а это другая квалификация и ответственность. В нашем же случае только летом побои перевели из частной сферы в публичную, то есть дали возможность полицейским самим инициировать прения и возбуждения дел. Если же сейчас пройдет декриминализация, мы опять сделаем шаг назад.

Подобное есть в Беларуси. Мужчину могут изолировать до тех пор, пока не выяснят обстоятельства. И это не арест на пятнадцать суток, который хотят ввести у нас: после этих дней агрессор придет, а у него яд капает с клыков, и он еще больше сможет себе позволить. Там изолируют до тех пор, пока суд не решит, что делать. В Казахстане очень хорошая система: в полиции есть специальные подразделения, которые занимаются проблемой домашнего насилия. Там работают только женщины, и они знают юридическую и психологическую специфику этого явления.
Опыт Белоруси и Казахстана показывает, что количество таких дел стремительно падает. Не потому, что домашнее насилие взяло и исчезло. Люди начинают по-другому к нему относится, когда знают, что им грозит за это.
Да, мы начали пристегиваться в машине, когда ввели штраф в пятьсот рублей. Но когда говорят, что под угрозой штрафа мужчина будет себя контролировать, нужно понимать, что оплата штрафа будет ложится на семейный бюджет. Женщины зачастую единственные, кто пополняет бюджет в семьях, где мужчина злоупотребляет алкоголем и позволяет себе рукоприкладство. Женщина будет вынуждена делать выбор: потратить эти деньги на колготки, еду и детские тетрадки или же оплатить штраф. Конечно, скорее всего, она в таком случае не обратится за помощью.

Были ли случаи негативной реакции на проект?

Ну меня называли мужененавистницей (и это я еще не афиширую, что я феминистка). Нимфоманкой называли. Причем я нимфоманка, так как занимаюсь этой проблемой, а Аню Ведута, которая рассказала свою историю в поддержку нашего проекта, назвали фригидной. Как такое возможно? Многие говорят, что вы все врете, все врете, бедные мужчины страдают. Многие говорят, что мужчины тоже не могут сообщить о психологическом и физическом насилии, ведь у нас общество, где мужчина должен быть брутальным, сильным. С этим я согласна. Потому что мы все люди, и нужно отходить от этих безумных гендерных стереотипов.
Много мужиков приходят и говорят: вы занимаетесь подменой понятий, почему вы защищаете только женщин, если говорите о домашнем насилии. На этой неделе мне звонили из передачи “Отцы” на “Эхе Москвы”. Они спросили почему на главной странице сайте у нас фотография мужской волосатой руки, которая бьет женщину, вы культивируете стереотип о мужской жестокости. Я пыталась им объяснить, что этот стереотип основан на фактах, на цифрах. Более 80%, пострадавших от домашнего насилия - это женщины, более 90 % - это женщины и дети. Аню Жавнерович когда избили, на лице живого места не оставили. Это было все квалифицировано как побои, а потом этого персонажа амнистировали в честь победы в ВОВ. О чем мы говорим?

Тебе никогда не говорили, что ваш проект - это спекуляция на тренде феминизма и борьбы за женские права?

Такого я не слышала. Мы начали этим заниматься, когда это было вообще не трендово. Когда мне прислали статью Ани Жавнерович, огромное количество людей в тусовочке московских хипстеров сказали, что она сама виновата. Мне приходилось рассказывать близким друзьям, почему насилие - это плохо. Мне приходилось говорить родителям, что нельзя над этим смеяться. Однажды я рассказала им историю о мужчине, который приходил домой, надевал белоснежные носки, чтобы проверить, насколько чисто дома. Если на носках была пыль, он избивал свою жену. На что папа говорит: видишь, а я тебя не бью. Конечно, в шутку. Папа, ты пошутил. И я бы так пошутила. И все бы мы посмеялись. Но на самом деле это очень страшно. Сейчас мой папа первый начнет доказывать всем, что так шутить нельзя. Когда я два года назад училась в Израиле и общалась с девочками из Дании, США, Латинской Америки, которые, естественно, придерживались феминистских взглядов, я считала, что феминистки - самые больные бабы. Что нам в России феминизм не нужен. И только сейчас я поняла, что они со мной не спорили, потому что смотрели снисходительно.

Огромное количество женщин страдает от побоев мужа регулярно, но не сообщает никуда. Им действительно нужна красная кнопка?

Если женщина постоянно зовет о помощи, у нее хотя бы есть возможность посмотреть базу кризисных центров, куда можно обратиться. Если она постоянно зовет о помощи, может быть, то, что с ней происходит, это не норма? Может, есть возможность выйти из этой ситуации? Градусник вылечить не может. Но если ты берешь градусник, засовываешь его в рот, и он показывает 39, ты можешь с этим что-то сделать. А можно жить без градусника и думать “сегодня не очень хорошо”.

На Хакатон я шла с идеей о формировании полной базы кризисных центров. Уже во время разработки мы решили добавить кнопку SOS. Подобные приложения есть во всем мире. И если они есть, если их скачивают, значит они нужны зачем-то. В Америке множество приложений. Есть версии, которые сразу отправляют сигнал в 911. Мы бы рады сразу отправлять в 112, но у нас порой люди сорок минут висят на трубке, и им не отвечают. А потом еще и не приезжают по сигналу.

МИД заявил, что подобное приложение будет разрабатывать для российских туристов за границей. Его бюджет около 16 млн рублей. Так там еще будет реклама. Мы разработали красную кнопку без поддержки, меньше чем за 300 тысяч рублей и ежемесячно сами оплачиваем его содержание

В Турции подобное приложение было разработано компанией Vodafone. Я даже боюсь представить, сколько у них было денег. Они провели интересную кампанию по внедрению приложения. Информацию о нем размещали на бирках нижнего белья, во время туториала по макияжу вылезает баннер с его рекламой. Нужно понимать, что крупные компании идут в благотворительность по двум причинам: это выгодно экономически, например, их освобождают от налогообложения, или чтобы расположить потребительскую аудиторию. В нашем случае льгот налоговых никто не получит, а располагать проще лицом Светлакова или Нагиева.

Мы понимаем, что не можем сразу решить все проблемы. Мы пытались при полном отсутствии защитных механизмов создать хоть какой-то своими усилиями. МИД заявил, что подобное приложение будет разрабатывать для российских туристов за границей. Его бюджет около 16 млн рублей. Так там еще будет реклама. Мы разработали красную кнопку без поддержки, меньше чем за 300 тысяч рублей и ежемесячно сами оплачиваем его содержание.

А есть ли какая-то статистика по частоте нажатия кнопки?

Честно говоря, я просто за этим не слежу. Я знаю, что осенью было порядка пяти тысяч нажатий. По списаниям денег я вижу, что смс о помощи отправляются каждый день. Я не могу назвать ни одной конкретной ситуации, когда кнопка была нажата, и это помогло кому-то. Возможно однажды женщина скажет “спасибо, меня это спасло”. Тогда я смогу этим поделиться.

Почему приложение создано именно для женщин, а не для любого человека, оказавшегося в опасности?

Я сама задавалась этим вопросом год назад, когда только начинала погружаться во все это. А зачем защищать женщин, давайте всех защищать! Насилие - это плохо по отношению ко всем. В сериале “Молодой папа” есть сцена, где пьяный священник едет на такси домой. А водитель, который его везет, пытается его изнасиловать. Что он делает? Спокойно дает по лбу и выползает из машины. Женщины так не могут сделать, у них меньше сил. В соответствии с международным законодательством побои и домашнее насилие в адрес женщин - это дискриминация именно по половому признаку. Женщин бьют не потому, что они хорошие или плохие, их бьют, потому что они женщины. Это абсолютно меняет суть явления. Почему бьют детей? Дети не могут дать сдачи. Почему бьют пожилых людей? Они слабые.

Конечно, когда ко мне обращаются мужчины, у которых есть проблемы и которые хотят обратиться за помощью, я даю все имеющиеся контакты. И больше всего я рада, что зачастую мужчины обращаются с просьбой дать контакты психолога. Это очень хорошая тенденция. Ведь если человек понимает, что он позволяет себе многое, но не может сам это прекратить, совершенно нормально попросить помощи у специалиста. Любопытно, принято считать, что мужчина наносит побои в состоянии аффекта. Психологи, которые общаются с мужчинами-агрессорами рассказывают интересные случаи. Например, мужчина бил женщину стулом по животу и по голове. А до этого на стуле лежал его мобильный телефон. Он аккуратно берет гаджет, кладет его в безопасное место и принимается бить ее стулом. Опять таки, когда уничтожаются вещи во время драки, это всегда вещи жертвы. Свои вещи хватает сил не трогать.

Какое будущее ты видишь у проекта?

Мы хотим позиционировать наш сайт как площадку, которая отвечает на все вопросы, связанные с насилием. В будущем у нас появится раздел сексуального насилия, психологического насилия, насилия над пожилыми людьми и детьми. У каждого из этих явлений своя специфика, есть своя карта поведения. И с утра до вечера я сижу и думаю, как же нам прорваться, не занимаясь попрошайничеством. Смогу я найти деньги, чтобы люди могли уделять этому больше времени и заниматься проектом как полноценной работой, я буду счастлива. Не смогу - все равно будем справляться. Будем продолжать работать с тем, что имеем. Сейчас мы ставим перед собой задачу обратить внимание на наш проект, чтобы потом компаниям, ориентированным на женщин, было выгодно сотрудничество с нами. Как мы уже поняли, от государства мы никакой поддержки не получим. А в краудфайндинг для поддержания деятельности я, к сожалению, не верю.

Текст: Елизавета Смородина, Foxtime 

Теги: Декриминализация_домашних_побоев гд насилие насилию_нет

просмотров:
946
комментарии:
0
24 Марта 2017
23 Марта 2017
23 Марта 2017



Популярные материалы:
Экономика
Как изменятся цены на продукты в 2017 году
Как изменятся цены на продукты в 2017 году
Город
Рейтинг самых чистых и грязных городов России на 2017 год
Рейтинг самых чистых и грязных городов России на 2017 год
Общество
Отдам храм в хорошие руки
Отдам храм в хорошие руки
Культура
Музыка-2017: какие альбомы ждать в этом году
Музыка-2017: какие альбомы ждать в этом году
LifeStyle
ТОП-5 баров Москвы
ТОП-5 баров Москвы
Общество
Декриминализация домашних побоев: как было, есть и будет
Декриминализация домашних побоев: как было, есть и будет
LifeStyle
Работа без образования: от Иосифа Бродского до Джеймса Кэмерона
Работа без образования: от Иосифа Бродского до Джеймса Кэмерона
LifeStyle
После словосочетания «пермская академия» мне говорили: «Спасибо, не надо»
После словосочетания «пермская академия» мне говорили: «Спасибо, не надо»
Общество
Как в России отреагировали на выход книги «Гарри Поттер и проклятое дитя»
Как в России отреагировали на выход книги «Гарри Поттер и проклятое дитя»
LifeStyle
Cheap & Chic: Можно ли найти на Алиэкспрессе наряд, отвечающий последним модным тенденциям?
Cheap & Chic: Можно ли найти на Алиэкспрессе наряд, отвечающий последним модным тенденциям?
LifeStyle
ОДНИ ДОМА
ОДНИ ДОМА
LifeStyle
Новые городские ремесленники: жизнь в глазури
Новые городские ремесленники: жизнь в глазури
LifeStyle
Что купить на ярмарке Non/fiction: 20 главных книжных новинок
Что купить на ярмарке Non/fiction: 20 главных книжных новинок
Интернет
Человек или мем: кто такой Дональд Трамп?
Человек или мем: кто такой Дональд Трамп?
Культура
Музей «Гараж» начал сотрудничать с проектом «Спектакли-невидимки»
Музей «Гараж» начал сотрудничать с проектом «Спектакли-невидимки»
LifeStyle
На том конце провода
На том конце провода
LifeStyle
Уехать нельзя остаться
Уехать нельзя остаться
LifeStyle
Где мы?
Где мы?
LifeStyle
Новые городские ремесленники: бохо как стиль жизни
Новые городские ремесленники: бохо как стиль жизни
LifeStyle
STROGO Vintage: винтажный рай
STROGO Vintage: винтажный рай

Комментарии

Войти / Регистрация  ( Вконтакте facebook Google Yandex )
Имя:
Email:
Текст отзыва:

Условия размещения комментариев на Сайте foxtime.ru:

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением администрации сайта.
Администрация сайта не несет ответственности за содержание комментариев.

Запрещены к публикации комментарии:
- содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и т.п. характеров;
- содержащие ссылки на другие источники информации
- нарушающие положения действующего законодательства РФ.

Оставив отзыв на портале,Вы безоговорочно принимаете эти условия.